Коментариев 0

Джузеппе Профачи

История семьи Коломбо начинается именно с Джузеппе Профачи, который был боссом семьи с 1928 года по июнь 1962 года, когда он скончался от рака печени.

 

Дата рождения:  1 октября (иногда указывают 2 октября) 1897 года, Вилла Бати, Палермо, Италия

Дата смерти: 7 июня 1962 года

Статус: Босс

Прозвище Старый Джо, Джо Профачи, Старый человек

Описание: Глаза - карие, Брюнет, рост 169 см.

Официальное место проживания: 8863, 15 авеню, Бруклин, Нью-Йорк.

Номер в картотеке ФБР: 362142А

Родители: Сальваторе и Розалия Шилачи Профачи

 

РАННИЕ ГОДЫ

Джозеф родился в местечке Виллабате, Палермо, Италия 1 (2) октября 1897 года, а в Нью-Йорк он прибыл в 1922 году, уже зрелым человеком, с сыном, женой и вполне ясным представлением о том, чем ему доведется заниматься на Американском континенте. Здесь его ждали друзья, давно включившиеся в преступную деятельность. Здесь что не день открывались игорные дома, бордели, подпольные бары. Здесь входили в моду наркотики - кокаин, морфий, эфир. И все это ждало твердой хозяйской руки, которая как раз была у дона Профачи. Вот почему его гангстерская карьера развивалась стремительно: к началу 30-х годов Джозеф свел знакомство со многими знаменитыми гангстерами той эпохи, такими, как Джо Адонис и Альберт Анастасия, даже стал близким приятелем знаменитого Лаки Лучано. И когда «Счастливчик» Лучано возвел на престол «босса всех боссов» Сальваторе Маранцано, по его протекции Джозеф Профачи был объявлен главой одной из пяти семей нью-йоркской мафии.

Хотя царствование Маранцано продлилось недолго (он разочаровал Лучано и вскоре погиб от его руки), Профачи продолжал укреплять свои позиции и зарабатывать деньги. 27 сентября 1927 года он получил официальное гражданство. Вскоре он стал мультимиллионером, и в его клане числилось несколько сотен «солдат», готовых исполнить любое его поручение. Семья Профачи контролировала публичные дома, гостиничный бизнес и продажу наркотиков, которые после отмены «сухого закона» становились для мафии все более важным источником доходов. Однако, следуя советам Лучано, Профачи старался вкладывать доллары и в легальный бизнес: он занялся продажей недвижимости, купил несколько швейных фабрик и особенно преуспел в торговле, войдя в историю, как самый крупный импортер оливкового масла и томатной пасты во всей Америке. Скромно, со вкусом и с Божьей помощью.

 

 

СВАДЬБА

29 апреля 1928 года, Джузеппе женился. Его избранницей стала Нинфа Мальекко (свидетельство о регистрации № 3655 было выдано «Marriage record Bureau Hall of records», Бруклин, Нью-Йорк). Согласно записям в картотеке ФБР, которые доступны для всех желающих, числится, что Нинфа так же родилась в Палермо, Италия. Ее отца звали Джованни, а мать Кармелла Фонтана. Церемония венчания проходила в церкви «Our Lady of peace Church», по адресу 522 Кэролл стрит, Бруклин. Свидетелями были Майкл Дипиза (проживал в Детройте) и Маргарет Итальяно (проживала во Флориде).

 

БОСС

Между тем клан Профачи был одним из самых маленьких нью-йоркских кланов и, до поры до времени, не привлекал к себе внимания полиции. Не большей популярностью пользовалось семейство Профачи и среди других нью-йоркских гангстеров. Мало кто желал присоединиться к этой банде, и почти никто не завидовал «солдатам» этого семейства. Причиной тому было жесткое правление дона Профачи. Он был человеком слова и всегда сдерживал свои обещания, но того же требовал от своих подчиненных.

Каждый «солдат» семейства Профачи был обязан каждый месяц выплачивать двадцать пять долларов своему боссу якобы для компенсации расходов на подкуп полицейских (на самом деле, как все отлично знали, эти деньги просто оседали в карманах главы семейства). Подобных поборов не существовало ни в одной другой нью-йоркской семье. Разумеется, эти деньги были мелочью для Профачи, который ворочал миллионами, имел виллу с собственным аэропортом в Нью-Джерси и владел тремя огромными домами в центре Бруклина (причем, как утверждают, все они были соединены подземными ходами). Но двадцать пять долларов, которые исправно выплачивали его гангстеры, были знаком подчинения и той железной дисциплины, которая существовала в семействе. Сам Профачи был известен также тем, что, не признавая законов земных, с трепетом относился к религиозным догматам. В его главном доме в Бруклине была построена роскошная домашняя церковь, службы в которой проводили приглашаемые по распоряжению дона Профачи самые известные в Нью-Йорке священники. А когда в 1952 году двое преступников похитили из центральной бруклинской церкви драгоценные камни, дон Профачи поднял на ноги всю нью-йоркскую мафию, и вскоре похитителей нашли. Смерть их была долгой и поучительной: богохульники были медленно задушены четками. А драгоценности дон Профачи торжественно вернул епископу, снискав тем еще большее расположение духовенства... А может, и благоволение свыше.

И правда: шло время, отгремела Вторая мировая война, был выслан из Америки Лаки Лучано, возвышались и терпели поражение в борьбе за власть, за право именоваться «боссом всех боссов» другие гангстеры, было совершено покушение на главу другой нью-йоркской семьи - Фрэнка Костелло, и лишь маленькой империи Джозефа Профачи, казалось, ничто не угрожало. Он жил как король: носил кремовые костюмы, курил большие гаванские сигары и ездил в черном «кадиллаке». Состояние росло, полиции не было до него дела. Чего же еще?

 

 

БУНТ!?

Но мир в семействе Профачи продолжался лишь до 25 октября 1957 года, до дня, когда в парикмахерской был вероломно расстрелян один из давних друзей Джозефа, бывший босс нью-йоркского клана Мангано (ныне это клан Гамбино) - Альберт Анастазия. Самое неприятное, что убийство это было совершено взбунтовавшимися гангстерами, служившими до того семейству Профачи, - братьями Галло. Впрочем, никому служить всерьез братья Галло никогда не собирались, и хотя числились убийцами-исполнителями то в клане Дженовезе, то у Профачи, главной их целью было создать собственную банду, стать боссами. Теперь они решили, что благоприятный момент настал, и начали сеять раздор между нью-йоркскими семьями.

Для Профачи это был серьезный удар. Он был вынужден давать объяснения другим главам семейств и новому неофициальному «боссу всех боссов» Вито Дженовезе на самом большом в истории мафии совещании в поместье под Нью-Йорком. Совещание это вошло в историю и как самое короткое, поскольку вскоре после того, как все гангстеры собрались, на виллу нагрянула полиция и дон Профачи оказался в числе арестованных. И хотя полицейские не могли предъявить ему никаких серьезных обвинений, многие вопросы, мучавшие гангстеров, так и остались без ответов. А для Джозефа Профачи главным вопросом отныне был один-единственный: что делать с братьями Галло?

 

ВОЙНА

Это были очень серьезные враги, и самым сильным из них слыл Джо Галло. Он был куда моложе Профачи. Когда тот уже управлял одной из пяти семей мафии в Нью-Йорке, Джо еще только учился ходить на горшок. Тем обиднее было видеть этого молокососа противником, с которым приходится считаться. А считаться стоило - об этом давно знал весь Бруклин! С детства Джо мечтал, чтобы его вид приводил всех в трепет. Он старался подражать манерам, жестам и походке знаменитых гангстеров и даже научился говорить, не шевеля губами, - это могло ошеломить любого собеседника. Несмотря на невысокий рост и тщедушную фигуру, Джо быстро стал предводителем небольшой банды бруклинских подростков, занимавшихся рэкетом, а вскоре вместе со своими братьями Ларри и Альбертом занялся и более серьезными делами - заказными убийствами, завоевав репутацию одного из самых жестоких исполнителей во всем Нью-Йорке.

У Джо Галло было еще одно имя: «Безумный Джо». Досталось оно ему вскоре после войны, когда за контрабанду наркотиков Джо угодил в тюрьму - и повел себя так буйно, что тюремщики поспешили переправить его в психбольницу, где основной одеждой Джо стала смирительная рубашка. Как ему удалось в итоге выйти из больницы, никто точно не знал, но все знали, что и на воле в сером плаще (любимой одежде гангстеров послевоенных лет) Джо Галло походил на вменяемого и рассудительного человека не больше, чем электрический стул походит на брачное ложе. Впрочем, к концу 50-х годов убийства перестали казаться Джо таким уж прибыльным делом. Он хотел стать боссом - как Профачи. Галло казалось, что это будет не так уж трудно. В клане Профачи, Джо пользовался немалым авторитетом. Он обладал теми же властными качествами, что и глава семейства, только возведенными в квадрат: вместо жесткости - жестокость, вместо верности своему слову - немедленные и решительные действия без всяких слов. Вот почему, после того как он и Профачи стали врагами, часть «солдат» ушла из семьи вместе с ним. И немалая часть, почти половина всего клана! Для старого дона Профачи это было уже двойное оскорбление. Назревала война.

 

 

ПЕРВЫЙ УДАР

Но первый ход в этой войне все-таки достался братьям Галло. Уверенные в своей силе, они совершили рискованный поступок - похищение четырех приближенных к Профачи гангстеров, в том числе его зятя (и ближайшего советника) Джузеппе Мальокко, который по существу являлся вторым человеком в семействе Профачи. За всех похищенных братья потребовали выкуп - не слишком большой, но и не такой, чтобы его выплату можно было бы скрыть от других гангстеров. Речь шла, разумеется, не о деньгах, а о статусе новоявленной банды братьев Галло, которая претендовала теперь на то, чтобы самовольно стать шестой нью-йоркской семьей мафии. Дон Профачи это прекрасно понимал. Но у него не было выбора: похищенные составляли основу, самый костяк его семьи, и не выручить их он не мог. Выкуп был уплачен, похищенные освобождены. Однако если братья Галло считали, что теперь все точки расставлены и можно праздновать победу, то дон Профачи придерживался иного мнения.

И, разумеется, на его стороне были все остальные нью-йоркские семьи, срочно собранные на всеобщую конференцию в Бруклине. Заседание длилось много часов. Дон Профачи требовал, чтобы ему оказали поддержку в борьбе с братьями Галло, но главы других кланов вели себя осторожно. Да, конечно, бунт в семействе Профачи грозил единству всей нью-йоркской мафии, но времена уже были не те, что раньше: американская пресса каждый день писала об организованной преступности, полиция проявляла все больше интереса к их семьям. В итоге было принято соломоново решение: братья Галло должны быть наказаны, но это личное, семейное дело клана Профачи. Другие семьи не будут вмешиваться в войну. Таким образом, старый дон Джузеппе остался один против серьезного врага. На его стороне была лишь наполовину дезертировавшая армия клана Профачи и всеобщее сочувствие - только и всего.

 

 

НЕЗВАННЫЙ ОБЕД

Нужно было копить силы, прежде чем нанести удар, и Профачи пошел на переговоры с братьями Галло, стараясь сделать все, чтобы они потеряли бдительность. В подтверждение своих добрых намерений он даже время от времени передавал им чеки с весьма солидными суммами, а между тем с помощью тонких переговоров переманивал назад дезертировавших гангстеров, постепенно восстанавливая свою семью. На это ушел почти год. И лишь к лету 1960 года дон Джузеппе решился сделать свой ход.

Однажды в середине августа Джон Симоне, личный телохранитель дона Профачи, позвонил по телефону Ларри Галло и сообщил, что его босс желает продолжить переговоры и передать очередной чек. Кроме того, Симоне прозрачно намекнул, что и сам не прочь перейти на сторону братьев. Это было для Галло настоящим подарком, и он поспешно назначил встречу в одном из бруклинских ресторанов, во время перерыва перед обедом, чтобы вокруг не было лишних свидетелей. Когда Симоне и еще два гангстера из семейства Профачи вошли в ресторан, Ларри Галло уже ждал их, развалившись в глубоком кресле за накрытым столом. Подойдя к нему и даже не присев за стол, Джон протянул ему чек от Профачи. Ларри взглянул на сумму, означенную в чеке, и лицо его вытянулось.

 

- Сто долларов? Что это за дрянь, Джо?

- Не знаю, Ларри. Мое дело передать, а за сумму я не отвечаю. - Симоне явно нервничал.

Ларри вновь перевел взгляд на чек с унизительной суммой, собираясь еще что-то сказать, но в следующий момент почувствовал, что на его шею набросили веревку. С каждой секундой она затягивалась все крепче, а в живот ему явно упирался предмет, который трудно было с чем-нибудь спутать: ствол револьвера тридцать восьмого калибра. Симоне отошел к стойке бара и через секунду вернулся с телефонным аппаратом.

- Звони своим братьям, подонок… Позови их сюда сейчас же, иначе ты покойник… - прошептал один из гангстеров. Ларри замотал головой. Петля на его шее сжалась еще крепче.

 

- Ладно, прикончим хотя бы его! - проворчал Симоне. - Давайте! Чего вы медлите? О, проклятие!

Он обернулся в ту сторону, куда смотрели его напарники, и в следующее мгновение всех троих как ветром сдуло: в пустующий бар входил сержант полиции, случайно заглянувший после работы выпить рюмочку виски. Все, что он успел увидеть, - три тени, метнувшиеся к черному ходу, и веревку, которую Ларри Галло с раздражением сдергивал с шеи, как слишком плотно завязанный галстук…

 

ВОЙНА ОКОНЧЕНА?

Война набирала обороты. Трудно сказать, каким бы был ответный удар «Безумного Джо», ненавидевшего Профачи всеми фибрами души, если бы их противостояние не прекратилось самым неожиданным образом. Впервые за всю историю гангстерских войн в дело вмешались блюстители порядка. У них давно накопилось много вопросов к Джо Галло, за которым день и ночь велась неусыпная слежка. И по случайности именно в самый разгар войны между Галло и Профачи, «Безумный Джо» допустил ошибку. Он самолично угрожал владельцу шикарного магазина, требуя, чтобы тот заплатил ему кругленькую сумму, не подозревая, что за ним следят агенты ФБР и каждое слово записывается на пленку. Спустя два дня он был арестован, и вскоре состоялся суд, на котором «Безумному Джо» был вынесен строгий приговор - десять лет тюрьмы. Банда братьев Галло была обезглавлена, и дон Профачи мог теперь праздновать победу.

Увы! Наслаждаться триумфом ему пришлось чуть больше года. В 1961 году у него обнаружился рак легких, и 7 июня 1962 Джозеф Профачи оставил этот беспокойный мир ради лучших миров и тихого, но роскошного склепа на бруклинском кладбище. Все войны для него теперь были окончены. Но они не были окончены для Джоя Галло.

 

ФАКТЫ:

1. Основное место официальной работы Профачи: президентское кресло в "Carmela Mia Packing Company", 1414 65 -стрит, Бруклин.

 

Fortunato,

Italymafia.ru

Для того, что бы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь.